Наши проекты: NorthStarModels : Studio XIII : Wiki : Сувениры : Walkarounds : Новости
Войти Регистрация
Форум моделистов на ScaleModels.ru
 Наблюдаемые темыНаблюдаемые темы    FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   medals.phpНаграды   ИзбранноеИзбранное   РегистрацияРегистрация 
  Наблюдаемые форумыНаблюдаемые форумы  ПрофильПрофиль    Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

"В бой идут одни старики". Истоки

 Список форумов Форум моделистов на ScaleModels.ru -> Самолеты до 1950 - СССР
новая тема  ответить  для печати Предыдущая тема Следующая тема 
Автор
Сообщение
Часто всплывают дискуссии о прототипах героев Великого фильма.
Предлагаю в этой теме собирать ссылки, цитаты, сведения по этим вопросам.

Добавлено спустя 2 минуты 43 секунды:

Сергей Данилович Луганский
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D1%83%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9, _%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9_%D0%94%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B 8%D1%87

Некоторые цитаты из мемуаров "На глубоких виражах".

В одном из воздушных боев нам удалось сбить и посадить на свое поле несколько "мессершмиттов". Вражеские машины достались нам совершенно целенькие. Один из трофеев Федор Телегин решил приспособить для разведки.
В самом деле, в простом и безыскусном замысле нашего командира полка крылись большие возможности. Кто из немцев обратит внимание на одинокий истребитель с фашистскими опознавательными знаками? Никто. А если и обратит, то подумает — свой. Мало ли зачем может летать над самыми позициями "мессершмитт".
Не раз и не два вылетал на трофейном самолете сам Федор Телегин во вражеский тыл. Немцы не обращали на "мессершмитт" никакого внимания. В то время много немецких летчиков вылетали на так называемую свободную охоту. За свободного охотника принимали они и Федора Телегина.
Майор Телегин кружил над маршевыми колоннами и штабами, он замечал концентрирующиеся для удара войска, заносил на карту скрытно готовящиеся позиции. Короче, сведения нашего разведчика были настолько важны и ценны, что командование фронта предупредило соответствующие службы об одиноком "мессершмитте", выполняющем особо важные задания.
Немцы все-таки разгадали секрет таинственного самолета. Однажды, возвращаясь из очередного задания, машина была подбита — и Федор Телегин еле дотянул до наших передовых позиций. Здесь-то и произошел досадный курьез.
Не успел "мессершмитт" приземлиться, как его окружили наши пехотинцы. В Федора Телегина вцепились десятки рук.
— Ага, долетался!
— Давай-ка, брат, вылазь!
— Да тяни его, чего он!..
Напрасно Федор пытался доказать, что он свой русский, советский. Это лишь подливало масла в огонь.
— Нет, ты гляди, у него даже документы припасены! Ах ты, гад!
И — трах, трах по чему попало.
— Товарищи, — взывал Телегин, — да вы хоть на форму поглядите!
— Так у него еще и форма наша?!
Снова удары, еще пуще.
— Да вы что, с ума сошли?!
— Нет, он еще и лается! Бей гада!
Короче, "разделали" Федора так, что он еле на ногах держался. В таком виде его и доставили в штаб.
Когда наши ребята приехали за Телегиным, они с трудом узнали в оборванном, избитом человеке командира полка.
— Вы уж извините, — провожали его сконфуженные пехотинцы. — Ведь мы что подумали? А ну, думаем, какой-нибудь гад под нашего рядится? Разве не бывало?... Извините, ради бога. Погорячились.
Федор только рукой на них махнул — идите, дескать, к черту. После этой взбучки он недели две пролежал в госпитале.
— Еще хорошо, что жив остался, — покряхтывал он. — Ну, злые ребятки! То-то немец под Ростовом завяз...



Наши ребята заметили, что у немцев появилось множество истребителей с пестро раскрашенными фюзеляжами. Вражеские машины были украшены изображениями червовых и пиковых тузов, черных кошек, драконов, птиц, змей. Это были знаменитые асы воздушного флота Геринга, лучшие летчики Германии.
— Сегодня пойдут одни старики, — сказал Федор Телегин, — молодым сегодня делать нечего. У соседей шестерых сбили.



После недолгого маневрирования мне удалось сбить ведомого одной чрезвычайно слаженной пары Ведущий, заметив у себя на хвосте советский истребитель, с хладнокровием опытного бойца дал ему приблизиться на дистанцию огня и вдруг, задрав самолет вверх, круто пошел по вертикали. Расчет немца был прост: он знал, что советские летчики не принимают боя на вертикалях, и надеялся убить сразу несколько зайцев — уйти от атаки, набрать высоту и выгодно атаковать сверху. В прежнее время мне несомненно пришлось бы положить самолет в вираж Но сейчас я летел на ЯКе, очень легкой, послушной и скороходной машине. И я решил использовать просчет немца. ЯК, яростно ревя, круто полез наверх, Я догнал вражескую машину и, не выходя из вертикального положения, расстрелял ее почти в упор. "Фоккер" опрокинулся и задымил.
Это была удача! Сбить подряд два расхваленных немцами "фоккера".
В каком-то неуемном азарте я тут же захожу в хвост еще одной вражеской машине, вижу ее заклепки и с наслаждением нажимаю гашетку. Но... что это? Пулеметы и пушка молчат. Молниеносно перезаряжаю, снова жму — снова ни одного выстрела! Испортились! Ах, черт! Ах... Я на все лады ругаю техника по вооружению Гришу Абояна за то, что он, очевидно, в спешке не проверил, исправны ли пулеметы и пушка.
Я понимаю, что выходить из боя мне не следует, хотя бы по той причине, что опытный враг сразу же заметит мою беспомощность. И я принялся "темнить": атаковал, маневрировал, старался хоть как-нибудь помогать товарищам.
На аэродроме, едва приземлившись, я обрушился на техника Гришу. Гриша побледнел. Он и сам понимал, какой опасности подвергался летчик по его вине. Не успел я вылезти из кабины, как Гриша кинулся проверять вооружение.
— Товарищ капитан, — облегченно доложил он, — у вас все в порядке.
— Да как все в порядке! — снова вспылил я. — Тебе ж говорят...
— Да у вас весь боезапас расстрелян, товарищ капитан!
— Как расстрелян?..
Я смотрю на лицо техника и понемногу успокаиваюсь. В самом деле, почему я подумал о неисправности? Ведь скорее всего...
Гриша смотрит на меня укоризненно.
— Извини, друг. Я как-то... Сам понимаешь. Извини, брат.
— Что вы, товарищ капитан! Я бы и сам... А сегодня такое творится, что и отца родного... Идите, товарищ капитан, в столовой уже все готово.



Вернулась из боя эскадрилья майора Николая Дунаева. Еще крутились пропеллеры, когда Дунаев откинул фонарь и на плоскость весело выпрыгнула маленькая собачка. Это была обыкновенная дворняжка, прижившаяся в эскадрилье. Летчики полюбили собачку, каждый звал ее по-своему, каким-нибудь домашним именем: Трезорка, Жулик, Жучка, а все вместе, эскадрильей, ласково называли ее "Спасительницей". И это была правда: собачка однажды действительно спасла эскадрилью Дунаева.
Как-то, намаявшись за день, летчики повалились на нары в своей землянке и заснули тяжелым глубоким сном. Дворняжка устроилась в чьем-то шлемофоне. Среди ночи в землянке вспыхнул пожар, загорелась солома. Но измученные летчики спали как убитые. Тогда собачка принялась беспокойно лаять и теребить спавших летчиков. Кто-то наконец продрал глаза, очень вовремя. Летчики успели выскочить из огня.
С тех пор собачка стала полноправным членом эскадрильи Дунаева. Вылетая на задания, ребята по очереди брали дворняжку с собой. Постепенно она так освоилась, что едва раздавался сигнал тревоги, бежала к машинам и устраивалась за спиной летчика.
Жаль, что "повоевать" собачке пришлось недолго. Вернувшись однажды из боя, летчик с удивлением обнаружил, что Жучка не торопится выпрыгивать из кабины Он отстегнул парашют и оглянулся.
Собака не двигалась. В воздушном бою шальная пуля попала в кабину летчика и убила ее.
Помнится, ребята очень жалели о гибели "Спасительницы" и похоронили ее с почестями.



Помнится, пришел к нам в полк молоденький летчик Иван Мокрый. Шея тоненькая, глаза ребячьи. Только что из летной школы. Кажется, в первый же день на взлете самолет Иван Мокрого врезался в другой самолет — и оба вышли из строя. Дикий случай! Что было делать с Мокрым? Судить! Наказывать самому?.. Ругал я его на чем свет стоит. Он только сконфуженно заливался румянцем и беспомощно разводил руками.
— Не болтать руками! Стоять как следует!
— Виноват, товарищ капитан...
— Кру-гом! К чертовой матери, в землянку! Вечером поговорим.
Каково же было мое удивление, когда я, оглянувшись через несколько шагов, увидел, что Иван, став на четвереньки, ловит пилоткой кузнечиков. Это после нагоняя-то!..
Вечером на общем собрании на Ивана наложили взыскание: от полетов отстранить, ста граммов не давать, назначить вечным дежурным по аэродрому.
Заскучал Иван Мокрый.
И неизвестно, что сталось бы с молодым летчиком, если бы не случай.
Как-то под самый вечер нежданно-негаданно на наш аэродром налетели четыре "мессершмитта". Мы бросились по щелям. Положение безвыходное: любой самолет на взлете немцы собьют, как куропатку.
"Мессершмитты" заходят на штурмовку. Пропали наши самолеты!
И вдруг все мы видим: Иван Мокрый, размахивая руками, бежит сломя голову к ближнему ЯКу. А немцы уже поливают аэродром из пулеметов.
Иван проворно вскочил в кабину. Заработал мотор.
— Он с ума сошел! — чуть не со стоном проговорил Телегин.
— Собьют же, как... Эх!
А ЯК уже разбежался и оторвался от земли.
— Ну!.. — и Федор Телегин даже сморщился, глядя, как заходит в атаку "мессершмитт". — Сейчас одна только очередь и...
Неожиданно ЯК задрался вверх, навстречу пикирующему врагу, с дальней дистанции ударил из пулеметов — и "мессершмитт", не выходя из пике врезался в землю.
Мы остолбенели. Вот это номер! Как это он изловчился в таком положении?..
А ЯК взмыл вверх и ушел в облако.
Обозленные "мессеры" кинулись за смельчаком следом. За облаком самолетов не было видно.
Первым опомнился Телегин.
— По машинам!
Мы выскочили из щелей.
Но тут из облака показался объятый пламенем самолет. Пылая, он падал отвесно на землю.
Все невольно придержали шаг. Пропал наш Мокрый...
— Отлетался, — прошептал кто-то.
Самолет грохнулся о землю, раздался взрыв.
— Санитары! — крикнул я.
По полю уже неслась санитарная машина.
Я на ходу прыгнул на подножку.
Не успели мы подъехать к месту падения самолета, как кто-то, разглядев на сохранившемся хвосте зловещий крест, удивленно и радостно воскликнул: — Так это же... Смотрите!
И словно в подтверждение нашему внезапному открытию, мы услышали в небе треск пулеметный очередей. Там все еще шел бой. Вот так Иван Мокрый!
Оставшиеся два "мессершмитта" позорно бежали" а Иван, показавшись над аэродромом, снова поразил нас: прежде всего он лихо исполнил традиционные "бочки" — переворот через крыло — две, по числу сбитых самолетов, а затем так чисто, так мастерски посадил самолет, что позавидовали даже "старики".
К Ивану бросились все — летчики, техники, девушки-официантки, Спрыгнув на землю, он попал в неистовые объятия друзей. Качали его до одурения, Зацелованный, затисканный, Иван не успевал отвечать на расспросы.
Вечером мы чествовали новоиспеченного аса. Был приготовлен парадный обед. А через несколько дней за мужество и отвагу Иван Мокрый получил орден Красного Знамени. С тех пор он неизменно вылетал на все ответственные тяжелые задания.

А вот еще один случай.
Вечер после страшно напряженного дня. Летчики устали и спят глубоким сном. Иногда слышится невнятное бормотание сонного.
У входа в землянку, прямо на траве, обняв колени, задумчиво сидит Валерка Федоровский. Валерка молод, сегодня он впервые был в бою и даже сбил самолет.
— Чего не спишь, Валерик? Не устал?
Молодой летчик хочет подняться, но я кладу ему руку на плечо.
— Сиди, сиди.
— Не то, товарищ капитан, — жалуется Валерка. И устал, и не могу. Только закрою глаза — кресты. Со всех сторон кресты! Кошмар какой-то!


Техник Иван Лавриненко обладал философским складом ума.
— Вот интересное дело, товарищ капитан, — неторопливо говорил он, сидя на заросшем травою бугорке. — После войны бы взять бы да проехать по всем тем местам, где вот сейчас приходится... Дунаева бы взял с собой, Колю бы Шута... Ну, кого бы еще?.. Да, Корниенко! Интересно бы.
Стоял тихий теплый вечер. Догорала заря. Скинув гимнастерку, я сидел по пояс голый и, ловчась перед крохотным зеркальцем, старательно намыливал щеки. Лавриненко, умаявшись за день, отдыхал, наслаждался покоем и задумчиво дымил папиросой.
— А ведь после войны, товарищ капитан, на этих на самых местах люди хлеб сеять будут. Это уж наверно. А может, овес. А может...
Резкий телефонный звонок в землянке прервал размышления техника.
— Вы брейтесь, брейтесь, — сказал он. — Я отвечу.
Лавриненко нырнул в землянку, и тотчас оттуда разделся его беспокойный голос:
— Товарищ капитан, вас!
Звонил командир дивизии генерал Баранчук. Ничего не объяснив, он только справился, я ли это, и крикнул:
— В воздух!
Я понял его с полуслова.
Лавриненко уже проворно стаскивал с самолета маскировочную сеть.
Без гимнастерки, с намыленным лицом я бросился в кабину и, не прогревая мотора, пошел на взлет. Парашют, — думаю, — в воздухе как-нибудь приспособлю.
Однако в воздухе оказалось не до парашюта. Я увидел торопливо уходящий на свою сторону двухмоторный "хейнкель". Это, по всей видимости, был разведчик. Сфотографировал что-либо серьезное... Недаром генерал позвонил сам.
Привычно захожу "хейнкелю" в хвост. Вражеский стрелок встретил меня пулеметной очередью, А ведь у меня парашют не пристегнут! — мелькнуло в голове.
"Хейнкель" начинает отчаянно маневрировать. То уйдет в крутое пике, то вдруг взмоет вверх, Глядя, с какой легкостью вражеский летчик бросает тяжелую машину, я подумал, что летят на разведчике зубастые звери.
Чтобы измотать хвостового стрелка, мне оставалось лишь беспрестанно менять позиции. Крутился я так близко возле "хейнкеля", что мне отчетливо было видно лицо немца. Он действительно скоро упарился, но глаза его настороженно следили за мной: он ждал удобного момента, чтобы с близкого расстояния хлестнуть пулеметной очередью.
А линия фронта тем временем все ближе. Ох, уйдет!
Вдруг я замечаю, что стрелок бросает пулеметы и выхватывает ракетницу. Несколько мгновений я держусь так близко, что мы смотрим друг Другу в самые зрачки. Лицо немца свела гримаса злобы и отчаяния. Ага, — догадываюсь, — видимо, патроны кончились!.. Сощурившись, немец прицелился и выстрелил из ракетницы. Я нажал гашетку: длинная очередь рассекла его пополам.
"Хейнкель" остался без стрелка.
Из всех пулеметов поливаю моторы вражеской машины. И — удивительно! — не горят! Что за наказание? Ведь уйдет!.. Позднее я узнал, что с некоторых пор немцы стали применять резиновые обкладки внутри баков с горючим. Пулевые пробоины моментально затягивались эластичной резиной.
Весь огонь сосредоточиваю на левом моторе. Там, я знаю, баки с горючим. Наконец, показался дымок. Значит, не помогла и резина.
"Хейнкель" стал терять высоту. Я кружусь сверху. Вражеский самолет пошел ниже, ниже. Ясно: сейчас сядет. Вот он запахал по полю — пыль поднялась столбом. Сел на фюзеляж. Выскочили двое летчиков, вытаскивают третьего, убитого. Отнесли подальше от пылающего самолета, положили на землю.
Я пролетел совсем низко. Немцы даже не посмотрели в мою сторону. Высокие, в черных кожаных куртках, они стояли безучастно, зная наперед все, что должно произойти.
Скоро подошли наши автомашины, я видел, как из них выскочили автоматчики и офицеры. Все, можно лететь домой.
Над аэродромом я сделал "бочку" и повел самолет на посадку. Сверху вижу Ивана Лавриненко. Он радостно бежит с банкой белил — рисовать на фюзеляже очередную звезду.
Глядя на засохшую мыльную пену на моих щеках, Лаврлненко смеется:
— Вот добрая примета, товарищ капитан. Небритому везет.
— Ну тебя с твоими приметами. Горячая вода еще есть?
— Есть. Идите, добривайтесь... А скажите, товарищ капитан, немцы не дивились, что вы такой голый казаковали?
В самом деле, спохватился я, летал без гимнастерки!
Утром следующего дня за мной приехал какой-то полковник и увез с собой а штаб фронта. Там я как следует рассмотрел вчерашних сбитых немцев. Рослые, блондины. Один из них, как мне сказали, имеет старший офицерский чин. Видимо, он-то и вел самолет, — подумал я, вспоминая, как искусно маневрировал "хейнкель".
Оказывается, везли они какие-то очень важные сведения для ставки. В нашем тылу в погоню за ними поднялись два истребителя. Одного из них вражеский стрелок сбил сразу же. Другой летчик получил ранение и не смог продолжать погони. Вот почему так скоро кончился у него боезапас, — снова вспомнил я вчерашний свой поединок со стрелком.
В штабе фронта меня поздравили с успехом командир штурмового корпуса генерал-лейтенант Рязанов и наш старый знакомый Алексеев, Батя на прощание даже ухитрился сунуть мне в руки какую-то небольшую посылку.
— Чтобы было чем обмыть, — шепнул он, заговорщически подмигивая.
Через несколько дней, вечером, на одном из полевых аэродромов мы услыхали чеканный голос Левитана, зачитывавшего Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза летчикам-истребителям Н. Дунаеву, И. Корниенко и С. Луганскому. Все награжденные были из нашего полка.
Излишне говорить о том, какое это волнующее и радостное событие было для всех нас. До поздней ночи царило возбуждение на аэродроме. О многом вспомнили мы в тот памятный вечер, о многом переговорили. В частности, и о том, что знак высшей воинской доблести, которым удостоили нас партия и народ, обязывает нас бить врага еще искусней, еще беспощадней.



К тому времени господство нашей авиации в воздухе было полным, и мы, несмотря на то, что против нас дрались немецкие асы, иногда позволяли себе такие жесты: "заявляемся" на вражеский аэродром вчетвером или впятером — Телегин, Дунаев, Шут, Корниенко, все Герои Советского Союза, и сбрасываем вызов: "Выходи драться. На взлете бить не будем". Как правило, немцы предпочитали отсиживаться в укрытиях. Вражеская служба наблюдения еще заранее предупреждала своих летчиков: "Ахтунг, ахтунг! В воздухе..." и далее шло перечисление наших фамилий. Немцы тоже приметили наши машины...
^
    


в игноре у 7 пользователей
Chaban67 писал(а):
Предлагаю в этой теме собирать ссылки, цитаты, сведения по этим вопросам.
Зачем?
^
    
Вячеслав_Демченко писал(а):
Зачем?


Чтобы все было в одном месте.
^
    


в игноре у 7 пользователей
Chaban67 писал(а):
Чтобы все было в одном месте.
Иначе поставлю вопрос - для чего? Цель какая в длинных текстах без фото? Применительно к моделизму, конечно.
^
    
Для меня этот фильм - во многом икона и копаться в истоках не вижу смысла,
какая разница? Герои давно живут самостоятельно.
^
    


в игноре у 7 пользователей
прохожий1917 писал(а):
копаться в истоках не вижу смысла,
Смысл, всё таки, есть. Но это серьёзная тема, не для форума моделистов. Если есть фотоматериалы и исследования по окраске и обозначениям самолётов, на которых воевали пилоты, послужившие прообразами героев фильма, то да.
^
    
Вячеслав_Демченко писал(а):
Иначе поставлю вопрос - для чего? Цель какая в длинных текстах без фото? Применительно к моделизму, конечно.


Если вопрос в соответствии темы разделу форума, тот тут Админы могут решить. Я колебался, где открыть тему, в Курилке или здесь. Решил здесь. Возможно неверное решение.
Тема периодически всплывает (вот например http://scalemodels.ru/modules/forum/viewtopic_t_45448.html). Т.е. совсем оффтопичной тема не является.

прохожий1917 писал(а):
Для меня этот фильм - во многом икона и копаться в истоках не вижу смысла,
какая разница? Герои давно живут самостоятельно.


Так зачем Вы зашли в эту тему??? Название то информативное!
^
    
Chaban67 писал(а):
Название то информативное!

Вы ошибаетесь.
^
    


в игноре у 7 пользователей
Chaban67 писал(а):
Я колебался, где открыть тему, в Курилке или здесь. Решил здесь. Возможно неверное решение.
Если уж на то пошло, то предложите администрации создать отдельный подфорум для подобных тем. Что-то вроде исследовательского отдела.
Хотя, можно ли назвать исследованиями копирование чужих текстов, попадающихся в сети?
^
    


в игноре у 2 пользователей
Лично мне было очень приятно прочитать текст, для меня тоже этот фильм - любимый, икона, как верно подметил коллега.
Может и правда создать подфорум типа "книжная полка" со ссылками на хорошие, интересные книги, тексты.

Потому как времени на прочесть весь ресурс типа Iremember, к сожалению нет. А вот по рекомендациям, или что-то в виде подборки - с огромным удовольствием.

Коллеге Chaban67 ещё раз большое спасибо!
^
    
прохожий1917 писал(а):
Вы ошибаетесь.


Да?
Название темы - "В бой идут одни старики". Истоки"
прохожий1917 писал(а):
Для меня этот фильм - во многом икона и копаться в истоках не вижу смысла,


Если мне не интересно "квантовая гидрогазодинамика" то я точно не открою тему/книгу/фильм/ссылку с таким названием Wink


Вячеслав_Демченко писал(а):
Хотя, можно ли назвать исследованиями копирование чужих текстов, попадающихся в сети?

даже как-то обидно стало.
Когда-то, лет 15 назад, на ВИФ-2 бушевала дискуссия по поводу Попкова и его прототипства. Тогда же я прочел книгу Луганского в бумажном виде. Сканера под рукой у меня не было. Но я нашел в сети другую книгу Луганского. Текст в них во многом совпадает, но в некоторых деталях отличается. Я вычитал, сделал выборку тех эпизодов, которые в том или ином виде использовались в фильме, и собрал их в один файл. Сегодня я наткнулся на него, и подумал, а чего он без дела пылиться на задворках диска?
На исследование конечно не тянет, но определенная работа была совершена, и может быть полезна коллегам.
А если коллеги дополнят другими эпизодами, то в теме может собраться материал и для подробного "исследования".


Вячеслав_Демченко писал(а):
Если уж на то пошло, то предложите администрации создать отдельный подфорум для подобных тем. Что-то вроде исследовательского отдела.

Угу... Есть уже "Бездна". И если "дискуссия" пойдет в тоне "зачем вы грязными руками касаетесь иконы" (а такой вариант возможен), то и эта тема улетит туда. А этого совсем не хочется! Wink
^
    


в игноре у 2 пользователей
Chaban67, спасибо большое!
Прочитал с большим удовольствием!

Пожалуйста, не сносите в Курилки-Пездны! С "новым порядком" задолбишься пропуска выписывать, чтобы почитать!
^
    
Chaban67
Во-первых- спасибо большое!
Во-вторых- компиляция это огромная и кропотливая работа.
И в-третьих. Курилка-это все таки не то место,куда стоит ставить работу о таком фильме.
Сугубо мое личное мнение.
^
    
Chaban67 писал(а):
Название темы - "В бой идут одни старики". Истоки"

И что? Истоки реально известны были только Быкову, а он, как известно в отличие
от Константина Симонова дневников не оставил. Вот о "Живых и мертвых" рассуждать
можно, а притягивать за уши чьи-то, пусть даже очень похожие мемуары к одной из
лучших картин о войне - несерьезно. За вас Покрышкин и многие другие давно ответили.
^
    


в игноре у 3 пользователей
Chaban67

Спасибо. Интересно было прочитать. Фильм естественно один из самых любимых. Благодаря этому фильму как-то получил прозвище Дункан Маклауд, так как весь фильм комментировал и разъяснял многие моменты, что бы было интереснее смотреть и было более понятно смотревшим.
^
    


в игноре у 1 пользователей
keg писал(а):
Chaban67, спасибо большое!
Прочитал с большим удовольствием!

Пожалуйста, не сносите в Курилки-Пездны! С "новым порядком" задолбишься пропуска выписывать, чтобы почитать!


Согласен.
Chaban67, спасибо большое!
^
    
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы
добавить на Яндекс
ScaleModels.ru - сборные масштабные модели. © 2005-2015. Работаем на сервере FastVPS.ru
Privacy Policy